Доводы критиков Учителя пока еще крайне слабы

ВЗГЛЯД 19 Сентября 2017
Доводы критиков Учителя пока еще крайне слабы

Ситуация вокруг фильма «Матильда» дошла до того, что Алексей Учитель заявил о страхе за жизнь своих близких и коллег после выхода фильма. Между тем, понять, в чем именно состоят претензии противников картины, по-прежнему непросто. По крайней мере, их аргументы слабы и легко развеиваются, говорим ли мы о личной жизни императора Николая II или о житии православного святого.  В адрес Алексея Учителя звучат обвинения в оскорблении чувств верующих, в надругательстве над памятью последнего российского императора, в фальсификациях истории, даже в русофобии и антироссийской деятельности. Попытаемся разобраться, как еще не вышедшая в прокат кинолента могла собрать вокруг себя столько негатива, и есть ли под этими обвинениями какие-то основания. А была ли Матильда Напомним общеизвестное: фильмnbsp;повествует о романе балерины Матильды Кшесинской и цесаревича Николая Александровича – будущего императора всероссийского Николая II. В 2000 году Николай II был канонизирован Русской православной церковью, потому явной и очевидной причиной для скандала как будто бы является сама постановка вопроса – в художественной форме на всю страну рассказать о связях православного святого с балериной. Отношения Николая и Кшесинской уже больше века не являются тайной. По большому счету, они и в разгар их романа являлись секретом Полишинеля. Будущего императора познакомил с девушкой – выпускницей Императорского театрального училища лично Александр III. На банкете по случаю очередного выпуска он посадил Кшесинскую между собой и наследником, шутливо заметив: Только не флиртуйте слишком. Эти отношения описаны в воспоминаниях самой Кшесинской, нашли отражение в дневниках Николая II и в воспоминаниях современников. Так что перед нами не предположение, а исторический факт, отрицать который можно только по незнанию. Среди участников полемики вокруг фильма, судя по всему, действительно встречаются люди, которые впервые открывают для себя и историю Кшесинской, и записи Николая II. Но, открыв их и проштудировав, предъявляют еще один аргумент – нет никаких доказательств интимной связи Николая и Матильды. Действительно, прямых указаний на интимные связи в воспоминаниях и дневниках нет – раскрепощенность в те времена была далека от современных форматов. Даже сегодня далеко не всякий человек станет записывать в свой дневник некоторые подробности личной жизни. Оскорбление чувств верующих В любом случае, все это не имеет ни малейшего отношения к оскорблению чувств верующих. Не оскорбляет же их чувства тот факт, что князь Владимир Красно Солнышкоnbsp;- святой, почитаемый в христианстве наравне со святыми апостолами, был многоженцем. Этот и многие другие нелицеприятные факты из его биографии хорошо известны и никто не пытается их отрицать. Зачастую понять Промысл Божий невозможно, - говориться о князе Владимире в церковных публикациях. - Господь попускает впасть в глубину зла, дабы затем сильнее было обращение к Нему. Николай II канонизирован как святой страстотерпец, претерпевший страдания и принявший смерть за веру. Детали его биографииnbsp;никак этого свершения не умаляют. Если же исходить из того, что верующих оскорбляет само оглашение этих деталей, зайти можно слишком далеко. Апостол Павел до обретения веры в Иисуса до смерти гнал последователей христианства, связывая и предавая в темницу и мужчин и женщин. Книга, оглашающая эти детали, называется Новый завет.nbsp; Фальсификация истории Итак, само по себе упоминание романа Николая и Матильды оскорбить чувства верующих не может. Другое дело, что в фильме усматривают еще и фальсификацию истории. Связь наследника и балерины, справедливо замечают критики, прекратился после 1894 года, когда была принято решение о заключении брака Николая с принцессой Алисой Гессенской. Причем, Николай откровенно рассказал невесте о своем былом увлечении, так что никаких недомолвок в последующем браке не существовало. А дневники Николая II свидетельствуют, что он был любящим мужем и отцом, образцовым семьянином, придавал огромное значение семье. В фильме же все поставлено с ног на голову, налицо любовный треугольник - Николай в объятиях то Кшесинской, то Александры Федоровны, мечется от одной к другой и до, и после свадьбы. Присутствуют сцены выяснения отношений между императрицей и балериной – и так далее. Такая интерпретация действительно не исторична, но пока что выводы критиков почти без исключений построены на трейлере фильма. О сценарии известно со слов третьих лиц, при этом есть упоминания, что он перерабатывался. Проще говоря, в настоящий момент почти никто не знает, в каком порядке и в каком контексте идут в картине те или иные сцены. Излишне также напоминать, что произведение принято оценивать целиком, а не по вырванным из повествования фрагментам. Даже если в картине допущены вольные интерпретации отдельных исторических фактов, сам фильм по отношению к царской семье может быть исключительно комплементарным. В результате те критики, что заняли сегодня наиболее радикальные позиции, после премьеры рискуют оказаться в щекотливом положении. Что происходит? Это далеко не первый в современной России спор об исторической достоверности тех или иных художественных произведений. Но впервые он принял отчетливо религиозный оттенок и вызвал подобный накал страстей. С одной стороны, среди современных прихожан немало неофитов, которые в своем религиозном рвении стремятся быть святее Папы Римского, но пока еще не слишком хорошо разбираются в нюансах вероучения. В случае с Матильдой именно эти их чувства получили мощную поддержку из околоцерковных и лишь отчасти церковных кругов – и выплеснулись в общественное поле. С другой стороны, сыграл свою роль политический фактор. Не секрет, что диссиденты советских времен одной из форм своего протеста избирали религию и монархизм (Вера православная, власть самодержавная как антитеза Советам). А постсоветская либеральная Россия в 90-е на полном серьезе пыталась черпать легитимность из монархического периода истории (России, которую мы потеряли), объявляя 74-летний большевистский экспериментnbsp;преступным надругательством над естественным историческим путем развития страны. Плохое знание собственной истории и крайне идеологизированные представления о ней, закономерно вытекающие из геополитических катастроф XX века, фактическое отсутствие знаний о революционном периоде 1917 года, непрерывные противопоставления преступных большевиков и Святой России-матушки также не могли не сказаться на формировании у части общества определенных воззрений. Ярким примером может служить памятный крест с иконой Николая II,nbsp; установленный при храме Всех святых на Соколе в честь юнкеров, погибших в Москве в ходе Октябрьской революции. Казус заключается в том, что юнкера в ходе боев в Москве подчинялись городскому голове – социалисту-революционеру Рудневу, и сражались не за монархию и старую Россию, а за власть эсеро-меньшевистской Думы. Все эти обстоятельства в конечном итоге создали благодатную почву для развития в современной России особого религиозно-политического течения – так называемого царебожия или учения о Царе-искупителе.nbsp;Оно основывается на представлениях об особой роли России и русского народа-богоносца (Москва – Третий Рим), об императоре как о помазаннике божьем и о нерушимой клятве, которую перед Богом принес русский народ монархии и дому Романовых на Земском соборе 1613 года. Нарушив в 1917 году эту клятву, народ российский якобы впал во грех, как если бы предал самого Христа. Убийство царя, совершенное людьми, отвернувшимися от клятвы и от Бога, уподобляется в этом течении крестной смерти Христа. При этом утверждается, что государь своей кровью искупил грех клятвопреступления своего народа, стал царем-искупителем. Это религиозное течение было осуждено патриархами Алексием II и Кириллом. По словам Алексия II, искупительный подвиг один - Господа нашего Иисуса Христа, и сравнивать расстрел императора и его семьи с искупительной жертвой Спасителя невозможно. По факту царебожие приравнивают к сектантству и ереси, однако, судя по ряду высказываний из околоцерковных и близких к ним церковным кругов, по-прежнему существует и развивается. Для царебожников и людей, примыкающих к этому течению по незнанию, упоминание царя-искупителя в контексте его романа с Кшесинской должно быть просто вопиющим. Это оскорбление их чувств, оскорбление принявшего на себя грехи народа царя-искупителя, через это – оскорбление народа, русофобия и антироссийская деятельность. Нужно только помнить, что говорим мы о весьма и весьма специфическом религиозно-политическом течении. Теги: история России, династия Романовых, император Николай Второй, "Матильда"